22:58 

Неизвестно что, зато про каптенармуса )

gr_gorinich
Нижеследующее мимокрокам читать не рекомендую ) У меня продолжает ехать крыша по "Билли Бадду", я начала было с того, что хотела похвалить либреттистов и то, как они выписали образ Клэггарта. Это сначала. Потом пост рос, распухал и под конец превратился в откровенный поток сознания. Но не выкидывать же его в помойку? Пускай висит, под катом )


Какое удовольствие рассматривать (расслушивать) образ Джона Клэггарта в опере «Билли Бадд», как хорошо он вылеплен и композитором, и либреттистами. Сказать что-то внятное о музыкальных нюансах я не в состоянии в связи с полным отсутствием музыкальной грамотности, а вот о тексте поболтать и могу, и хочу. Самое главное: когда вам придет в голову написать оперу, выбирайте хорошего либреттиста, это половина успеха. Хороший либреттист представляет себе персонажа объемнее, чем описывает словами, и плотный подтекст – знание автором персонажа – пробивается как отблеск, как нечто не всегда очевидное, но существующее. Над отблесками можно думать, если появился интерес – а можно не заморачиваться, но при этом открытым текстом все-таки получить достаточно информации. Если есть сочетание яркого образа и смысловых подтекстов, это дает исполнителям и постановщикам, с одной стороны, возможность сделать несколько в равной степени интересных трактовок роли, но не дает им «зарваться» и исказить образ настолько, что мама (папа) родная не узнает.
В «Билли Бадде» вся троица главных персонажей такова – и Билли (при том, что он как раз более однозначно прописан), и капитан Вир (он, наоборот, дает самые обширные возможности для осмысления и переосмысления. Но это вообще очень объемная и самая «словоохотливая» роль в опере, к ней особый счет), и каптенармус Клэггарт.
Вот появляется он на палубе (а еще раньше появляется его музыкальная тема, все эти тяжелые тромбоны-и-черт-их-знает-какие-еще-духовые-инструменты), и пошла сцена допроса троих подневольных рекрутов с «Прав человека»: людей «с воли» нагибают и встраивают в мир военного корабля, в мир жестокий и подчеркнуто иерархичный. И Клэггарт в этой сцене сперва выглядит как идеальный винтик системы: демонстративно почтителен к старшим офицерам, жесток к новобранцам, профессионален и точен, как часы: угрожает насилием и повышает голос ровно настолько, чтобы припугнуть, деморализовать, выбить ответы на поставленные вопросы. И в музыкальной партии, и в тексте есть угроза и жестокость, но нет садизма или упоения жестокостью – и ни грамма человечности тоже нет, и сам-то текст каков: «Your name? Your age? Your home? Your trade?” – все ненужные слова отжаты и выброшены. Билли каптенармус начинает допрашивать так же, и даже удивленное «Don't know?» (когда Билли невольно сбивает устоявшийся ритуал допроса, сообщив, что не знает своего возраста), проговаривается быстро, и допрос возвращается в прежнюю колею. Первым отступлением от правил, еще не очень и заметным, выглядит «Never mind the singing” в ответ на слова Билли о том, что он не умеет читать – но умеет петь. (Кстати, переводчик либретто на русский предлагает вариант: «Пение не нужно». Что-то мне кажется, что тут перевод подобран под размер музыкальной фразы, но смысл изменен. Тут бы ближе было «Пение – это ничего» или «Пение – неважно». Смысл ведь в оригинале колеблется между: «пение (в отличие от чтения) искусство не подрывное, петь разрешается» и: «пение – это мелочь и никого не интересует», и разные Клэггарты, кстати, по-разному отыгрывают эту фразу. И с этого момента фразы Клэггарта, оставаясь формальными и профессиональными, вдруг самую чуточку удлиняются: уже не «Your home?», а «Where’s your home?”. Мелочь совершеннейшая, но она есть в тексте – и открывает простор для домыслов. Каптенармус смягчается и чуть отпускает поводья, разговаривая с Билли? Каптенармус растягивает допрос, чтобы получше присмотреться к Билли?
Надо добавить, что Клэггарт очень показательно молчит все время, когда не ведет допрос. Прочие офицеры перекидываются жалобами на негодных рекрутов, надеждами на Билли, обсуждают проявившееся у него заикание – не сказать, что болтают, но это нормальные люди за работой: делают свое дело и параллельно обмениваются мнениями. А Клэггарт молчит. И своим неучастием в посторонних разговорах отгорожен от прочих офицеров как стеной. Одиночка, причем, похоже, по собственному выбору – до сих пор, да и потом, прочие офицеры к нему обращаются, ничем не подчеркивая дистанции. Вот это и есть рука хорошего либреттиста: он умеет даже молчание персонажа превратить в его характеристику.
Ну, допрос заканчивается, и у этого молчаливого, жесткого, резкого каптенармуса спрашивают его мнение о новом матросе. Получают ответ лаконичный, вполне в стиле допроса – но при этом с совершенно упоительным набором сравнений: «A find in a thousand, your honour. A beauty. A jewel. The pearl of great price”. Эээ… каптенармус, вы по ночам стишков не пишете? ) Потому что как-то слегка внезапно это все, особенно «a beauty», которое потом станет прозвищем Билли среди команды, а пока… а пока, извините, выдает каптенармуса с головой. В то время как всех остальных офицеров занимала полезность нового рекрута, его пригодность к работе, его «деловые» качества, Клэггарт любовался внезапно попавшейся на его пути красотой. Не только внешность, конечно, он заметил, но Клэггарт – единственный, кто вообще тут говорит о внешности Билли. И ладно бы, сказал да сказал. Но, когда лейтенант Редберн (уже прямо не обращаясь к Клэггарту, так что у того и повода болтать особого нет), замечает «Побольше б нам таких, как он», Клэггарт изменяет своему безмолвию и выдает:
«Your honour, there are no more like him.
I have seen many men,
Many years have I given
to the King, sailed many seas.
He’s a Kings bargain”.
Его и не спрашивают даже, а он всей своей репутацией ручается за то, что Билли Бадд – уникальное существо, единственное в своем роде. В общем, и не зная сюжета оперы заранее, после такого выхода с коленцами зритель должен насторожиться. Потому что один персонаж реагирует на другого очень сильно, хотя еще и непонятно, почему: завязывается сюжетный узелок.
Потом Клэггарт опять умолкает. Билли прощается с «Правами человека», чем вызывает у всех офицеров тревогу, у команды – смутные сопереживательные чувства, а Клэггарт – ни слова. На откуп исполнителю уходит, как именно играть его молчание – и они стараются на разные лады, но в любом случае, опять безмолвие персонажа что-то да выражает.
Потом матросов, включая Билли, гонят с палубы, офицеры расходятся, наказав напоследок каптенармусу следить за дисциплиной, он остается в одиночестве. И опа! – нам выдают первый инсайт Клэггарта в опере. За почтительным, рассудительным: «Я слышал, ваша честь» идет злобный выкрик той же фразы, и это звучит почти как срыв. Человек и так на нервах был, а тут еще какие-то идиоты лезут с дебильными распоряжениями. Выходит, знакомство с Билли «a jewel» Баддом настолько растревожило Клэггарта, что он первую же возможность использует чтобы выораться и сорвать зло. Сперва обзывает корабль проклятым, а офицеров никчемными дураками. И подзывает капрала Крысу, чтобы натравить его на Билли. И как при этом, походя, достается Крысе! Клэггарт его третирует, передразнивает, науськивает и при этом же запугивает. И если после этого диалога у кого-то из зрителей остаются вопросы, какими методами каптенармус наводит на корабле порядки, то это значит зрители совсем уж наивны ) Манипулятор этот мистер Клэггарт, да еще в дурном настроении.
А еще я перечитала разговор с Крысой в либретто и вдруг поняла (может, изобретаю велосипед?): а ведь Клэггарту хватило одной встречи, чтобы решить то, что потом (неделю спустя, по таймлайну оперы) он выскажет в своей арии: Билли настолько мучителен для Клэггарта, что его надо уничтожить. Потому что иначе где логика в том, что делает (вернее, заставляет делать Крысу) каптенармус?
Значит, все началось с того, что лейтенант велел Клэггарту с его полицией следить за подрывными настроениями у Билли. На это каптенармус, естественно, немедленно кладет болт: он лучше лейтенанта понял, что такое Билли Бадд, и знает, что мятежных замыслов там нет и в помине. Крысе он, вроде бы, велит «keep an eye on that man», но тут же выясняется, что присматривать за Билли значит: «Go and play all your little tricks on this Budd – tangle up his hammock, mess his kit, spill his grog, splash his soup, sneak about him. And if you see anything of his you fancy – I make no trouble”. Хороший способ присматривать за кем-то: чинить неприятности и воровать вещи. Крыса и впрямь не умен и думать не умеет, он просто рад, что каптенармус согласен покрывать его мелкое воровство, у него не возникло вопросов. А Клэггарт, отдав приказ и поманив пряничком, немедленно принимается пугать Крысу возможными осложнениями: посмотри, мол, какие у парня кулаки, берегись, он тебя насмерть убьет, если застукает на воровстве, с огнем играешь, Крыса. (Я оставлю за бортом то занятное обстоятельство, что Клэггарт не просто предугадал горячий нрав Билли и его привычку пускать в ход кулаки, а фактически предсказал свою собственную кончину). Ну так вот, что хотел руками Крысы сделать Клэггарт? Вывести Билли из себя, ну и что? Сделал гадость – сердцу радость, что ли? Незамутненное удовольствие от причинения вреда окружающим? Как-то не очень умно со стороны умного персонажа ) А если предположить, что Клэггарт как шахматист, не говорит о своих последующих ходах, но развитие событий прекрасно может спрогнозировать? Что произойдет, если Крыса просто примется изводить Билли? Скорее всего, рано или поздно он попадется – и Билли ему врежет. Ну и либо не будет наказан, если очевидна будет вина Крысы, либо будет выпорот, согласно 22 статье Articles of War о «ссоре либо драке» между членами экипажа корабля, наказание за это - «such punishment as the offence shall deserve, and a court martial shall impose». Плети в произвольном количестве, говоря без экивоков. Но этого ли надо Клэггарту, который под плети-то мог бы отправить Билли сотней более простых способов, или не он главный полицай на этом плавучем корыте?
Но Клэггарт не просто подсылает Крысу – он заранее запугивает его кулаками Билли. Не потому ли, что знает этого Крысу, как облупленного: труслив, но очень жаден. А значит, воровать и пакостить все равно пойдет, не удержится – но возьмет с собой оружие и будет готов спасаться от страшного Билли если не бегом, то убийством (что и происходит на самом деле). И тогда одно из двух. Либо Крысе повезет, и он Билли зарежет. Либо Билли в драке с вооруженным противником, превысит меры обороны – и тогда его можно подвести под статью 21: «If any officer, mariner, soldier or other person in the fleet, shall strike any of his superior officers, or draw, or offer to draw, or lift up any weapon against him…», а в этой статье мера наказания – петля. Все-таки тут уже не просто драка и ссора, а прямое кровопролитие будет, а Крыса – капрал, относительно Билли он вышестоящий чин. Убьет ли его Билли или только покалечит – без разницы, важно что Билли за это вздернут.
Понятно, что при любом из возможных раскладов капрал Крыса – расходный материал и потенциальный труп. Убьет его Билли? Убьет он Билли – и, в свою очередь, попадет под суд и на рею за убийство члена экипажа? Какая разница! Клэггарт сдает его как ненужную мелкую карту в большой игре.
Ну, это было не-лирическое отступление про коварство каптенармуса Клэггарта ) А если вернуться к либретто, то Клэггарт, отослав Крысу, все еще находится в очень взвинченном и недобром расположении духа. Что, кстати, намекает: придуманная схема изведения Билли каптенармуса ничуть не утешает. То ли он не надеется, что сработает (и ведь не сработала же!), то ли в глубине души и не хочет, чтобы схема сработала. Короче, и в тексте и в музыке раздрай и гроза. «Be off!.. Yes, be off – and be damned! Oh, what a ship! One piece of dirt after another. What now?” Клэггарт бесится, но снова возвращается к своему сверх-лаконичному стилю, едва на сцене появляется кто-то из матросов. Друг Новичка сообщает, что того выпороли по всем правилам, но бедняга плохо перенес побои и не в состоянии идти. «Let him crawl”, - мрачно советует каптенармус и отчаливает, окончательно убеждая зрителя в собственной бессердечности.
И появляется только к сигналу смены вахты, только затем, чтобы впервые по собственной инициативе заговорить с Билли Баддом. Вернее, придраться. Зачем формарсовый носит шейный платок не по форме? Снять! И каптенармус не дожидается исполнения команды, сам сдергивает красный платок с шеи Билли (или не сдергивает, а медленно стягивает, да еще и прячет в свой карман… разные Клэггарты такие разные! ) ) И, вроде бы, продолжая нотацию, поет: «And… Look after your dress. Take a pride in yourself, Beauty, and you’ll come to no harm”. Я люблю этого либреттиста (а с ним и композитора). Сделать из невинного текста намек на грани непристойности – это надо уметь. Смена мелодики, пауза после первого же слова «And…», паузы после каждой фразы, растянутые гласные, «Beauty», обещание «no harm”… Тут не только отношение Клэггарта к Билли и его желания разложены по полочкам, тут еще налицо попытка соблазнения при всем честном народе. Ладно-ладно, не со всяким Клэггартом это превращается в попытку соблазнения ). Но со всяким – благодаря либретто и музыке – это выглядит как откровенная тяга к Билли Бадду, так что последующая ария Клэггарта в каком-то смысле уже и не неожиданность. Разговор с Билли оттенен еще и следующей репликой Клэггарта: он обращается к починенным и, без пауз, сразу вылетает на свой обычный резкий и лаконичный тон: «Get these men aloft!»
И сматывается, чтобы Дональд с Датчанином могли без помех рассказать Билли, какой Тощий франт опасный в смысле наказаний, и как от него надо держаться подальше. А простодушному Билли «He seems all right», а что такого, в самом деле? Главное, капитан какой? – И опера начинает разворачиваться в сторону капитана Вира, Клэггарту там делать нечего… А кстати, если рассматривать действие оперы не с точки зрения «так надо для драматической и образной гармонии», а как цепочку «реальных» событий – то занятно, что в следующей сцене, в капитанской каюте, Клэггарт отсутствует. Ну вот, капитан корабля перед входом судна во враждебные воды вызывает свободных от вахты офицеров, чтобы обсудить с ними внешние и внутренние угрозы безопасности. Он зовет на совет лейтенанта Рэдберна и парусного мастера Флинта. Другой лейтенант, Рэтклифф, занят на вахте – поскольку в конце сцены он является доложить, что показался мыс Финистерре. И вот, значит, с ними капитан Вир хочет обсудить возможность мятежных настроений среди матросов – а с каптенармусом, который, собственно, ведает корабельной полицией, он это обсуждать не хочет. Я сперва думала, что дело в низком чине Клэггарта – но книжка с пояснениями к опере, выпущенная БТ, утверждает, что «мастера» на корабле – это «технические специалисты, стоящие выше матросов, но ниже младших офицеров». Так вот, каптенармус – как раз младший офицер. Значит, дело не в звании. Значит, капитану просто не хочется лишний раз общаться с Клэггартом. Ню-ню. А потом этот Клэггарт у капитана оказывается «надежным Аргусом», на которого можно положиться в деле укрощения команды. Скажите, капитан Вир, как правильно пишется слово «лицемерие»?
Ну, это опять было отступление. Разумеется, с точки зрения либретто «зона действия» капитана Вира должна быть отделена от мира, где заправляет делами зло в лице Клэггарта, как чистилище отделено от ада. Так что, может, и не стоит искать черную кошку в темной комнате.
А действие оперы возвращается из капитанской каюты на нижнюю палубу, где матросы поют и веселятся, пока Билли не ловит на воровстве Крысу, и не начинается драка. На шум драки приходит Клэггарт с капралами, требует рассказа о происходящем от старого умного Датчанина. Ужасно здорово сделана реплика Датчанина: он говорит крайне короткими, безоценочными фразами, и так осторожно, как по скользкому льду идет. Он правда умный: знает цену невовремя сорвавшемуся в присутствии каптенармуса слову. Не знает только, что именно каптенармус хотел бы услышать – и поэтому старается обходить все мыслимые подводные камни. А Клэггарт велит проворовавшегося (и провалившего задание) капрала заковать в железа, а с Билли, начав с музыкально грозного «As for you…”, переходит на мягчайший тон и обращается к нему с фразой, которую либреттист взял из повести Мелвилла, хотя сама сцена вокруг фразы уже не та, что была в повести. «Handsomely done, my lad. And handsome is as handsome did it, too”. Опять повторяется та же схема: с Билли Клэггарт мил и добродушен, и снова в его словах звучит признание красоты Билли (у вас пунктик, каптенармус!), но, стоит ему сменить собеседника, и он снова приказывает – и даже откровенно срывается, на наткнувшегося на него мальчишку: «Смотри, куда идешь!» Персонажа ощутимо и сильно качает между лаской и ненавистью, и удивительно точно находит либреттист место для арии Клэггарта: уже как следует обрисовав персонажа, показав его и так и эдак, даже чуточку намекнув на главное – самое место для кульминации, для расставления всех точек над и. А музыкально вписать эту бурю в душе Клэггарта в затихающую, колыбельную песню засыпающих матросов – за это надо благодарить композитора, и это тоже – ох какой блистательный ход.
Ну, собственно про арию Клэггарта бриттеноведы (и не только они) успели написать довольно много разного, вооружившись для солидности ссылками на Библию, Мильтона и сочинения доктора Фрейда. После всего этого, что я могу сказать? Пожалуй, только то, что сама обширность отсылок к религиозным, моральным, метафорическим, эротическим смыслам говорит о грамотной работе либреттиста (в который раз!). В текст арии заложено очень многое – и лексический строй таков, что текст становится открыт разным интерпретациям. Хотите сделать Клэггарта воплощением метафизического зла, падшим ангелом – не вопрос, можно! Хотите сделать из него «self-hating” персонажа, у которого гомоэротические устремления жестоко сталкиваются с гомофобными – легко! (Хотя мне «ненависть к самому себе» как раз не видится самым вероятным прочтением роли Клэггарта. Он осознает себя злом, но ненависти, неприятия себя - не вижу, не слышу. Для Клэггарта это статус кво: может, не счастье, но определенно покой. Покой возмущает появление Билли, но ненависть при этом, текстуально, если куда и выплескивается, то на корабль и окружающих людей. Ни себя, ни даже Билли Клэггарт не ненавидит и не проклинает. Он озвучивает иное чувство - «страдание» Ему просто тупо больно оттого, что он сам и Билли несовместимы – в то время как Билли так прекрасен и вызывает такое желание. Желание, включающее физическое обладание – иначе стал бы каптенармус постоянно делать стойку на красоту Билли! – но абсолютно не исчерпывающееся им, в чем и проблема.) В общем, хорошая ария, хитрая, для исполнителей – раздолье, повод блеснуть мастерством и музыкальным и драматическим.
А еще к этому моменту вполне ясно, что у Клэггарта есть три стиля речи, со своей фразеологией и лексикой, со своим ритмом: один, лаконичный и резкий - для матросов, один, подчеркнуто почтительный, но не лишенный самоуважения, основанного на стаже и знаниях, - для начальства, и один, искренний, с внезапными проблесками романтики - для личного употребления. Больше такого в опере нет ни у кого, даже словоохотливый капитан Вир, в общем, придерживается одного стиля со всеми, хотя оттенки вежливости, резкости или нейтральности в общении с офицерами, конечно, у него видны. Но это именно оттенки, детали одной и той же манеры общения. У Клэггарта это почти три разных человека в одном. А нет, есть еще четвертый – коварный соблазнитель, но этот проскальзывает реже и идет приложением к стилям номер один два и три, в каждом случае со своими нюансами.
Буквально в следующей сцене, где Клэггарт заставляет Новичка подбить Билли на мятеж, именно это и видно: краткость «стиля номер один», разбавленная негромкими, властными и почти соблазнительными фразами, где даже весьма небогатое обещание защиты: «I'll protect you, if you don't fail. Squeak has failed” выглядит достаточным для несчастного Новичка И опять: Клэггарт точно оценивает мысли того, кем манипулирует. Он очень спокоен и уверен – резко взрывается, стоит Новичку проявить колебание. Колебания тут надо давить в зародыше, иначе у Новичка могут проснуться недавно только растоптанные остатки порядочности, он заартачится или просто плохо будет делать свое дело. Некоторые бритенноведы, анализируя либретто, отмечают эту смену тона каптенармусом как «внезапный взрыв ярости» - а мне все чудится, что взрыв этот не спонтанный, а хорошо рассчитанный. То есть ему и хочется на кого-то спустить собак, но взрывается он не потому, что не может удержаться, а потому что именно сорваться-то и надо, чтобы напугать до полусмерти.
А дальше… а дальше раскрытие и развитие образа Клэггарта заканчивается. Все его появления во втором акте крайне скупы и все – демонстративные выступления в роли присяжного корабельного зла. Больше никаких инсайтов, ни на минуту, ни на секунду. Клэггарт доносит капитану на Билли, продолжает донос после неудачной погони за французским кораблем, повторяет свои обвинения Билли в лицо. Музыкально все очень мрачно и грозно, особенно последнее обвинение. Текстуально – все то же самое, что уже было в первом акте, кроме инсайтов. Клэггарт «закрывается» от зрителя, становится в большей степени исполнителем функции злой судьбы, чем человеком. (Человек-то, если прикинуть логически, пребывает в глубочайшем отчаянии: у Клэггарта нет никакого серьезного компромата на Билли, да и Вир встречает его обвинение практически в штыки, напоминая, что за ложный донос полагается петля. Но Клэггарт не колеблется и идет до конца. Видно, ему уже настолько невыносимо сосуществование с Билли, что не так и важно, кто в результате повиснет на рее – Билли или он сам).

@темы: оперное, растеклась мыслью по древу

URL
Комментарии
2017-02-05 в 23:39 

norakura
снегирь в шапочке
gr_gorinich, спасибо за такой интереснейший разбор/обзор каптенармуса)) многое стало яснее)

2017-02-05 в 23:52 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, вау, какой у тебя пост получился. Каптенармус должен быть доволен: когда ему еще столько внимания обламывалось!)) Понятия не имею, что тут умного сказать, но читать было очень интересно и познавательно.
Все-таки мне кажется - ну, это чистое ИМХО - что в центральной арии Клэггарта нет столкновения гомоэротических устремлений с гомофобными запретами. В тексте я этого не вижу, в исполнении - по крайней мере, в исполнении Сакса - не слышу. В том-то и прелесть, как мне кажется, что Клэггарта корежит и плющит не оттого, что его тянет к мужчине, а оттого, что его тянет к чистому, прекрасному Билли. И не пол, а чистота Билли делает его недосягаемым для Клэггарта. Никогда крокодилу не получить луну, короче говоря. Ну и ты верно говоришь, Клэггарту недостаточно физически обладать Билли, ему хочется, чтобы Билли принадлежал ему не только телом, но и душой. То есть, ему попросту хочется, чтобы Билли его любил. А чистый Билли, по мнению Клэггарта, его любить не может, и дело тут тоже не в гомосексуальности, а в добре и зле и во всем таком-прочем. Вот и получается у каптенармуса жестокий внутренний раздрай, но внутренней гомофобии я в его монологе не нахожу.
Очень интересно ты рассмотрела, как Клэггарт натравливает на Билли Крысу с далеко идущими планами. И я тут же вспомнила, как мы с тобой обсуждали, что и Новичка Клэггарт утешает и приручает тоже отнюдь не по доброте душевной (ха-ха-ха, Клэггарт и доброта - как Чапаев и пустота), а рассчитывая при случае пустить мальчишку в дело. Все у этого каптенармуса схвачено. Страшный человек.)

2017-02-06 в 12:20 

gr_gorinich
norakura, боюсь, что яснее стал только мой диагноз )) А образ все-таки как только не трактовали уже - и мелвилловский, и оперный. Я пробежалась по самым верхним сетевым ссылкам, и уже нагребла работ пять-шесть. Не только про Клэггарта, конечно, а в целом о "Билли Бадде".

URL
2017-02-06 в 18:33 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, каптенармус никогда не доволен, характер у него такой ) Мрачный и со склонностью к мировоззрению: "все тлен".
Вот мне тоже кажется, что трактовать арию Клэггарта через призму секс-нормативности/не нормативности не очень инрересно. Но и такое есть - посмотри Hanna Rochlitz. Sea-changes, на googlebooks. Она и много дельного пишет, впрочем )
А Клэггарт, ясен пень, хочет быть принятым в свет (во вполне конкретный свет, воплощенный в Билли ) ) - но отлично понимает, что вся его жизнь этому свету чужеродное. Тут сводить все к полу - узко.
И, конечно, он страшный именно потому что очень умный. Иначе был бы просто злой тюремщик, а так...

URL
2017-02-06 в 18:58 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, тяжело жить на свете с таким характером, как у каптенармуса. Но его отношение к окружающему миру немного напоминает рассуждения одного такого министра-администратора: "А кто нынче хорош? Вот я, например, вижу — летит бабочка: головка крошечная, безмозглая, крылышками бяк-бяк, бяк-бяк, бяк… ну дура-дурой! Воробушек тоже не лучше. Берёза — тупица, дуб — осёл, речка — кретинка, облака — идиоты. Лошади — предатели. Люди — мошенники. А что делать? Весь мир таков". Жаль, он не додумывается до продолжения этого монолога: "Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен. Чего зря время терять? В полночь жду. Ну как, придёте?".))
Спасибо за ссылку на Sea-changes, может быть, почитаю. А есть какие-нибудь анализы арии Клэггарта без упора на гомофобию и секс-нормативность?

2017-02-06 в 19:26 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, вот-вот, а кто нынче хорош? Только министр администратор был пошляк, а каптенармус все-таки не был ) А то бы и вправду пригласил Билли к амбару. Или на сеновал. Но, как известно, Билли пришел бы туда с Датчанином )
Про армию Клэггарта я что-то читала, да ссылок не сохранила, а кажется, про него, и Вира, и Билли было интересно в Biographical Passages, там же, на гуглекнигах, в статье, посвященной Форстеру, Бриттену и Били Бадду. Там, в частности, интересно о разном понимании персонажей Форстером и Бриттеном.

URL
2017-02-06 в 19:36 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, а за отсутствием амбара и сеновала на "Неустрашимом" пригласил бы Билли просто к себе в каюту. И пришлось бы ему делать Билли предложение! И не непристойное, как вы, каптенармус, привыкли, а руки и сердца. А Датчанин будет благословлять. И только попробуйте отказаться.))

Спасибо за наводки на книги. Надо будет до них добраться как-нибудь когда-нибудь.))

2017-02-06 в 19:54 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, да ладно, каптенармус, может, с удовольствием сделает предложение? Он уж в таком возрасте, когда задумывается о семейном уюте. Гнездо он на Неустрашимом уже свил, осталось найти спутника жизни ) А кто ж для этого подойдет лучше Билли?

URL
2017-02-06 в 20:32 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, краше Билли нет невесты на "Неустрашимом".)) Одно меня беспокоит: ведь каптенармус непременно начнет Билли ко всем ревновать. Ну уж к капитану Виру точно! А ревнующий каптенармус - это еще опаснее безнадежно влюбленного каптенармуса. К нему такому лучше вообще близко не подходить - укусит.))

2017-02-06 в 20:37 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, ладно, если сам укусит - так, зная каптенармуса, он скорее Крысу кусаться подошлет, или еще кого ) Бедный капитан Вир, он будет хромать весь рейс. А все потому, что Билли им восхишается. А Билли ведь искренне восхищается, это не любовь, это...ну, это тоже любовь, но другая )

URL
2017-02-06 в 20:40 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, аррррргх!:fire: - вот что отвечал каптенармус на все попытки объяснить ему про другую любовь к капитану Виру. Не потерпит он никаких других любовей! И капитана тоже не потерпит! Молчи, Билли, ты ничего не понимаешь. А ты, Крыса, давай, кусай его крепче, чтоб он вообще из каюты не вылезал.)))

2017-02-07 в 15:04 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, совсем взбесился наш каптенармус, - шептались матросы на баке. - Раньше нас притеснял, а теперь за высших офицеров принялся. Куда годится? Надо бы его за борт, что ли...
И только умный Датчанин их успокоил, напомнив, что как раз матросам теперь бояться нечего, милое же дело: живи да песни пой. Только к Билли Бадду не приставай, да к нему ведь и так никто не пристает, он хороший. А офицеры...туда им и дорога, пора им тоже хлебнуть соленой жизни на военном корабле. ))

URL
2017-02-07 в 15:09 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, бедные офицеры не знали, куда им деваться. Они вот чувствовали, что вся эта бесовщина - она не по уставу, но обосновать не могли. Боялись. Поэтому ходили теперь по кораблю по двое или по трое и старались каптенармусу на глаза не попадаться. А то мало ли что.))
А каптенармус, сволочь такая, прямо расцвел. Ну а что? На вверенном ему корабле полный порядок, тишь да гладь, и божья благодать, Билли Бадд - весь в его распоряжении, спит под боком, хорошо! И никаких французов поблизости нет. Ну и прекрасно же.))

2017-02-07 в 15:16 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, в общем, удивлялись потом на эскадре: чего это на "Неустрашимом" все такие устрашенные и запуганные )) Кроме каптенармуса, конечно. И французы тоже почему-то расплывались подальше, кто куда, некоторые вовсе в кругосветку ушли, стопами Лаперуза, лишь бы с этими ненормальными англичанами не сталкиваться. Сильная вещь - репутация!
Ну и наконец-то стало окончательно ясно, кто на корабле царь и бог, а кто просто так примазался со своим Плутархом )

URL
2017-02-07 в 15:21 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, ладно уж, пусть этот, с Плутархом, просто сидит в своей каюте тихо и не отсвечивает, каптенармус, так и быть, не будет его пугать. Ах, да, и пусть еще Билли Бадд этого плутарховеда не хвалит! А то каптенармус забедокурит.)))

2017-02-07 в 15:53 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, и вот тут, джентльмены, начинается трагедия. Потому что невозможно объяснить Билли, почему нельзя хвалить хороших людей. Он все равно будет. И врать не умеет, и с умолчаниями у него не складывается. Прямо беда! ))

URL
2017-02-07 в 16:30 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, не просто беда, а караул и спасайтесь кто может.)) Одна надежда - что срываться каптенармус будет все-таки не на Билли.)

2017-02-07 в 16:40 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, да Билли-то в полной безопасности, разве каптенармус его тронет? А вот для всех остальных, включая и самого каптенармуса - трагедия )

URL
2017-02-07 в 16:50 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, ой, каптенармус, все бы вам только трагедии закатывать, ну что вы опять нервничаете? Лучше выпейте, закусите, обнимите Билли, и пусть вас не волнует этих глупостей.)))

2017-02-07 в 17:38 

gr_gorinich
М-ль Люсиль, и каптенармус такой: :tost: :bigkiss: :sex2:

URL
2017-02-07 в 17:57 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
gr_gorinich, а все на "Неустрашимом" вот так: :crzdance: И капитан Вир на мостике: :sailor:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Избушка на ножках

главная