gr_gorinich
Когда в этом дневничке появились посты про Лебединое озеро, я не думала, что их будет так много )
Но вот тут: gr-gorinich.diary.ru/p205692018.htm была помянута всуе редакция Бурмейстера, как советская-хрестоматийная. Ошибалась я тогда, хрестоматийные редакции моего застойного детства - это Григорович и Сергеев, теперь в этом нет сомнений. Когда прицельно смотришь разные версии, начинаешь понимать задним числом то, что не отслеживалось в детстве. Помог разобраться разговор в комментах с Cryptkeeper: она справедливо высказалась в защиту Бурмейстера и дала ссылку на запись спектакля в парижской опере в 1992 году. Вот эту:



В начале первого акта очень хотелось сказать: "Тут будет что-нибудь, или я разнесу эту халабуду вдребезги поплам?" Но, как и Жоре, мне не следовало изводить себя: спектакль к концу первого акта разгулялся, стало интересно... а под конец стало понятно одновременно и то, почему ворчали артисты Оперы, когда Рудольф Нуриев запустил новую редакцию балета, и то, почему он ее запустил ))
Все-таки авторам декораций и костюмов - по жирной тройке. Лаконичная стилизация под дворец - темные стены; треугольные, как нос космического корабля из фантастики СССР, вырезы окон в заднике; квадратный постамент, на который то и дело влезает принц, косплея Иосифа Виссарионовича - все это выглядит бедненько и даже не чистенько. Блеклые и совсем не под средневековье стилизованные костюмы корды в первом акте и вырвиглазные маскарадные личины в третьем способны запугать любого дизайнера. К счастью, с пачками лебедей трудно сделать что-то совсем уж неприглядное, так что на белых актах глаз отдыхает. Да и "лебединые" задники смотрятся лучше, чем дворцовые. А к третьему акту становится понятно, что цветовая гамма костюмов - это все-таки концепция, и смысл в ней есть. Но в первом акте все равно картинка скучная.
Зато труппа - прекрасна, как рассвет. Одеттой/Одиллией была Мари-Клод Пьетрагалла, принцем - Патрик Дюпон, и оба роскошны. У Дюпона танец потрясающе четкий, быстрый, сильный, самое то для редакции, где принца-персонажа почти нет. Дюпон делает принца из ничего, когда танцует. Когда же ему приходится украшать собой сцену ("а ты просто ходи, ходи", как советовал в одном фике Оберштайн Фернеру) - увы. Он никакой, и это вина не артиста, а хореографа, который продумал всех персонажей, но принца почему-то оставил декорацией. Рудольфу было, чего хотеть ) Пьетрагалла - очень хороша и как Одетта, и как Одиллия, и вообще у солистов есть сценическая химия, так что смотрела на них с удовольствием и на одном дыхании, особенно во втором акте: такая влюбленная пара, столько мелких жестов взаимной нежности и очарованности в дуэте, ни у кого, кажется, столько не было. Шут - не уверена, кто был в этой роли, возможно, Eric Quillere - как и положено шутам (когда они есть в ЛО), очень техничен и хорошо играет. Другой вопрос, нужен ли в этом балете шут - но это вопрос не к артисту. Кордебалет пашет и пляшет - загляденье.
Теперь собственно о редакции. Из плюсов: она очень цельная и внятная. В отличие от тягомотины Григоровича тут и персонажи (кроме принца) прописаны, и взаимодействие между ними налажено, и ансамбль получается на сцене, есть очень выигрышные моменты для массовок. Бурмейстер почти полностью отказался от мимирования - но, в отличие от большинства отказавшихся, сохранил драматизм и внятность действия: не возникает вопроса ни насчет злого колдовства, ни насчет чувств, вообще никаких вопросов не возникает. Конечно, тут спасибо еще и артистам, которые прекрасно играют. Из минусов... ну, об этом ниже и постепенно.
Из особенностей: нет роли наставника принца. В первом акте принц весело пляшет в кругу придворной молодежи, шут забавляет компанию, пока не приходит скучная мама с визитом. Маме не нравится, что принц, которому и о женитьбе подумать пора, валяет дурака. Однако, смягчившись на выходки шута и смиренный вид сына, королева дарит ему арбалет и отчаливает. Самую симпатичную часть ее свиты шут с придворными молодцами удерживают, и начинается бал и пир горой. Вместо па-де-труа у Бурмейстера - па-де-катр, в котором немножко поучаствовал и принц. Дело было так: после общей, первой, части танца (довольно скучной, я уж бурчала, что вот, мол, испортил трио, дурилка!), две девицы вытащили принца танцевать, он взял мандолину (гитару? лютню? в общем, какую-то сценическую струнную хрень) и с ней (и с четырьмя солистами) оттанцевал всунутую в музыку вариацию принца из первого акта (в нуриевской версии это вариация принца, конечно). И кое-какие прыжки и повороты оттуда узнаваемы: Рудольф исхитрился все хорошее, что было в этом танце принца сохранить, добавить элементов и - вуаля. Но, - и пусть со мной не соглашается, кто хочет! -Рудольф в своей вариации проявил недюжинную музыкальность, а Бурмейстер - не проявил. Все-таки мелодия там невеселая, в ней есть и тоска, и неудовлетворенность, для менестрельных танцев в центре веселой толпы она не походит. Так же, кстати. как веселые проделки шута не всегда ложатся в музыку, под которую они поставлены. Смотришь, и сразу вспоминаешь, что роль эта выдумана Горским, и что в музыке никакого шута тут не было и нет. Ну да ладно. Значит, па-де-катр дальше пошел по накатанной: вышла одна девушка, станцевала довольно вяло вполне узнаваемую часть, потом вышли два юноши с арбалетами, станцевали очень лихой дуэт, прямо вот он напомнил мне мальчиков из свиты Раймонды, вышла вторая девушка, станцевала тоже вяловато, но узнаваемые па, потом все впятером с принцем завершили танец. Далее следовали общие танцы с - сюрприз! - дуэтом принца с девицей, музыкой для которого было черное па-де-де из третьего акта. Да, я знаю, что оно изначально было в первом, но как непривычно!.. Тут прилетели лебеди, принц схватил арбалет и усвистал на охоту, двор продолжал веселиться без него, а там и акту конец.
Самый финал первого акта, тревожную музыку колдовства превратили в мини-увертюру ко второму акту, про который нечего сказать, кроме того, что он в целом сохранил верность Льву Иванову, а если где и не сохранил, то нестрашно: все было красиво, душевно, хорошо. Кстати, М-ль Люсиль, оказывается, когда в белом акте не четыре и четыре солистки-лебедицы. а три и четыре - это не выдумка Григоровича. Это выдумка Бурмейстера, его версия поставлена в Париже в 1960, а Григ в Большом разуглялся не раньше 1969. И, в отличие от Григоровича, Бурмейстер знал, зачем ему эти - и все прочие - лебеди
В третьем акте опять убил декоратор: сузил сцену по бокам и углубил вдаль, что выглядело просто как смерть и ужас: танцевать-то где будут? Добавил пенок костюмер: придворные во главе с королевой напоминали колоду карт из "Алисы в стране чудес", только в палитре преобладал белый цвет. Первой на бал явилась королева и была скандализирована: бал вот он, невесты - вот они, а принц где? Пришлось шуту с шутихами заполнять паузу, пока не пришел принц, с белым перышком в руках, весь в печали. Претендентки станцевали свой вальс (не очень интересно, на мой вкус, но тут редко бывает интересно). Принц от всех отказался - и тут появился Ротбарт, весь в черно-золотых тряпках и в белом гриме на все лицо, с Одиллией и бродячим цирком за спиной. Я не шучу: всех вырвиглазных танцоров для национальных танцев привел с собой Ротбарт. Сами танцы были... нет, отнюдь не провальны, но и не зажгли. На фоне блекловатых национальных танцев в версии Рудольфа, пожалуй, что и неплохо. На фоне Грига - так и вовсе хороши ) Но я их, каюсь, слегка подматывала, когда уставала смотреть. Зато потом началося такое. что аж мухи прижались к стерне ) В хорошем смысле слова. Под музыку, которая у Чайковского и значится в этом акте, а не под классическое черное па-де-де, Дюпон с Пьетрагалла при помощи Ротбарта сыграли чудный спектакль на тему "Коварство и любовь". Пьетрагалла была прекрасной Одиллией - не жеманницей, не одалиской, а черной королевой: властная, резкая, и при этом партия ее часто строилась на движениях Одетты - узнаваемых, но обрамленных в совершенно другой контекст. И хореографу, и балерине - зачет. Дюпону - два зачета, он творил настоящие чудеса в своей сольной вариации. И вся сцена так гладко выстроилась: затанцевала колдунья принца, заморочила, он ей подарил белое перышко Одетты, и как же она торжествующе прыгала потом по сцене с этим пером! Злые, черно-пестрые силы почти вытеснили со сцены белых придворных, визуально захватили власть, чуток покуражились - и, как водится, когда принц попросил руки Одиллии, насмеялись и сбежали. Все-таки детям я бы именно эту версию ЛО показывала: это очень хорошо рассказанная сказка.
Четвертый акт пошел живенько: кордебалет в одном месте чуточку перекосился, ну, бывает. Зато хореограф опять на высоте: он выстраивает историю, а не ставит ряд движений непонятно зачем. После того, как Одетта рассказала другим лебедям, что произошло в замке, лебеди осудили принца ) Правда! Когда он прибежал, двойной сплошной ряд кордебалета перерезал сцену наискось и послал его подальше. Так и показали взмахом рук - иди вон отсюда, лопух! Принц лег на землю и вознамерился помереть на этом самом месте. Лебеди медленно и торжественно тронулись в глубь сцены (и озера, надо думать). Одетта порывалась все же подойти к неверному - так три подруги ее вполне серьезно оттаскивали за талию: брось его, сестра, он козел! Но, конечно, не удержали, так что состоялось трогательное прощанье, потом Одетта улетела, прилетел Ротбарт (слава богу, непохожий на дредноут, в этой версии огромный плащ даже недурно смотрелся на сцене). Потом сцену начали "заливать" полотнища ткани, из которых потом надули бурные волны, и принц начал в них тонуть (Не так позорно выглядело технически, как в записи с Нуриевым и Фонтейн, но спецэффект тот же самый). Ротбарт со ступеней своей башни махал плащом: тони мол, уже! Но налетела Одетта, да и прыгнула в озеро, мол, пропадать так вдвоем. После чего злой колдун исчез в сопровождении адской иллюминации, озеро успокоилось, и недотонувший принц вынес из него недотонувшую Одетту - уже в длинном белом платье принцесс. Тут и сказке конец, а Бурмейстер молодец )

@темы: балетное